Аренда – угроза национальным паркам!

Нам часто приходится отвечать на вопросы журналистов о причинах ухудшения экологической обстановки в городе Алматы и его окрестностях. Причин много. Но об одной из них следует сказать особо.

Город соседствует с горным массивом – Заилийским Алатау. Именно он формирует климат в регионе, обеспечивая алматинцев разнообразными жизненно важными благами. На значительной части хребта, покрытой хвойными и смешанными лесами, были созданы особо охраняемые природные территории – Алматинский государственный природный заповедник,  Иле-Алатауский государственный национальный природный парк и региональный парк «Медеу». Они призваны охранять природные системы гор, без нормального функционирования которых город и другие населенные пункты прекратят свое существование.

В последние 30-40 лет в результате хаотичной хозяйственной деятельности человека природа Заилийского Алатау подверглась сильному разрушению. Непонимание простых истин, стремление получить сиюминутную прибыль любой ценой, коррупция, отсутствие профессиональных знаний – вот главные движущие пружины «освоения» гор. В итоге национальные парки стали рассматриваться как неисчерпаемые  источники получения прибыли. Такой подход противоречит одному из главных принципов устойчивого использования природы. Он основывается на учете и рациональном потреблении природных богатств, которое не разрушает и не истощает экологические системы.

Ярким подтверждением стремления выжать из природы национальных парков «все соки» стало внесение в закон «Об особо охраняемых природных территориях» 2006 года многочисленных поправок. В частности, разрешена ограниченная хозяйственная  деятельность, включающая строительство и аренду(1) земельных участков сроком до 49 лет.

Эти «новшества» развязали руки арендаторам, которые стремятся получить  максимальную прибыль в кратчайшие сроки. Не зря крупные специалисты в области лесного хозяйства еще в начале ХХ века писали: «Отдача лесов в аренду есть самый дурной и самый дорогой способ управления лесами… Отдача леса в распоряжение другому лицу, непосредственно не заинтересованному в сбережении его, не может быть обставлена такими условиями, которые … гарантировали бы сохранность леса»(2). То же можно сказать и об аренде земель национальных парков.

В рекомендациях IV Всемирного конгресса охраняемых территорий говорится, что «создание и содержание охраняемых территорий и использование ресурсов на них и вокруг них должно быть социально ответственным и справедливым»(3).

Хозяйственная деятельность арендаторов в  национальных  парках никак  не подходит под такое определение. Скорее она похожа на «массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы, земельных или водных ресурсов, а также совершение иных действий, вызвавших или способных вызвать экологическое бедствие или чрезвычайную экологическую ситуацию». Именно так в статье 169 Уголовного кодекса определяется экоцид.

Арендаторы наносят колоссальный ущерб экологическим системам национальных парков, что создает угрозу самому их существованию в качестве особо охраняемых природных территорий.

1. Ущерб от строительства.
Выделяется особая группа арендаторов, которые под предлогом развития туризма возводят в национальных парках дворцы. Если некоторые сооружения еще можно, хотя и с большой натяжкой, причислить к туристическим, то особняки за трех- или четырехметровыми заборами скорее напоминают укрепленные объекты (Бутаковское ущелье Иле-Алатауского ГНПП). При строительстве естественные экологические системы, мягко говоря, стирают с лица земли. Даже краснокнижные растения или животные в расчет не принимаются. Образующийся строительный мусор сваливается в соседние ущелья, нередко и на территории национального парка (Малоалматинское ущелье, Алмарасанское ущелье Иле-Алатауского ГНПП).

2. Ущерб от строительства инфраструктуры.
Раздача в аренду участков неизбежно ведет к созданию транспортной и инженерной инфраструктур, которые требуют дополнительных территорий за пределами арендованных земель. Создание и эксплуатация этих объектов приводит к безвозвратному уничтожению существовавших ранее экосистем.

3. Ущерб от заброшенных объектов.
Как показывает практика, многие арендаторы разоряются, и созданные ими сооружения приходят в запустение, разрушаются, превращаются в несанкционированные свалки. Только на территории Иле-Алатауского национального парка насчитывается несколько десятков подобных «шедевров», построенных после его создания (Бутаковское ущелье, Тургенское ущелье Иле-Алатауского ГНПП).

В пункте 5 статьи 46-1 Закона «Об особо охраняемых природных территориях» говорится: «Вне зависимости от перехода права пользования земельным участком, предоставленным в долгосрочное пользование для осуществления туристской и рекреационной деятельности, за физическими и юридическими лицами сохраняется обязанность приведения участка в состояние, обеспечивающее сохранность объектов государственного природно-заповедного фонда, и соблюдения требований по охране окружающей среды». Но администрации национальных парков не требуют от арендаторов четкого соблюдения законов.

4. Ущерб от фрагментации экосистем.
Выделение участков под аренду ведется без учета естественных и воссозданных экосистем. В результате происходит фрагментация лесных массивов, зон обитания животных и произрастания растений, перекрывается доступ к воде. Даже если в соответствии с пунктом 6 статьи 46-1 вышеназванного закона после окончания срока аренды все сооружения будут демонтированы и удалены, то естественные экологические системы восстановить невозможно. В лучшем случае воспроизведутся экосистемы, подобные существовавшим ранее.

5. Ущерб от превышения экологической емкости.
Участки сдают арендаторам без учета экологической емкости территорий. Потому они нередко превращаются в сплошные поселения. Это подрывает нормальное функционирование экосистем и препятствует их воспроизводству. На таких землях происходит быстрая деградация травянистой растительности и почвы, гибнут деревья и кустарники, исчезают животные, пересыхают водные источники (Большое Алматинское ущелье Иле-Алатауского ГНПП).

6. Ущерб от выпаса скота.
Во многих случаях скот выпасают бесконтрольно.  В результате из районов выпаса уходят дикие животные, естественная растительность гибнет, развивается эрозия почв (Каскеленское ущелье Иле-Алатауского ГНПП, Долина замков Чарынского ГНПП).

7. Ущерб от загрязнения и разрушения естественных водных объектов.
В ряде мест арендованные участки располагаются на берегах водных объектов. Построенные сооружения становятся источниками химического и биологического загрязнения и заражения. Русла рек подвергаются изменениям. Берега «облагораживают» без учета их значения для жизни животных и растений (Большое Алматинское ущелье Иле-Алатауского ГНПП).

8. Ущерб от загрязнения воздуха.
Резко возросло загрязнение воздуха. Основные загрязнители – это транспортные средства, строительная техника, производственные помещения ресторанов, кафе, отелей, отопительные устройства. Увеличивается количество пыли, поднимающейся с грунтовых и асфальтированных дорог, во множестве проложенных арендаторами к своим участкам (Большое Алматинское ущелье Иле-Алатауского ГНПП, Долина замков Чарынского ГНПП).

9. Ущерб от шумового загрязнения.
Шумовое загрязнение стало одним из постоянных факторов нарушения природоохранного режима в национальных парках. Его источниками являются строительная техника, автомобили, различные моторизованные прогулочные средства, например, моторные лодки на озере Иссык, которое граничит с Алматинским заповедником. В ресторанах и кафе гремит музыка (Большое Алматинское ущелье Иле-Алатауского ГНПП, Долина замков Чарынского ГНПП).

10. Ущерб от утраты естественной привлекательности.
Арендаторы настолько сильно видоизменяют природные ландшафты, что они теряют былую привлекательность. Туристические объекты превращаются в пункты приема пищи на фоне относительно нетронутой природы. Это особенно бросается в глаза по выходным дням, когда сотни машин паркуют у ресторанов и кафе.

11. Ущерб от создания препятствий для свободного передвижения туристов.
Многочисленные ограждения, установленные арендаторами, перекрывают проходы к тропам, дорогам, достопримечательностям национальных парков. В отдельных местах они полностью загораживают подходы к природным объектам.

12. Ущерб от техногенных катастроф.
Практически неконтролируемая деятельность арендаторов значительно увеличивает угрозу возникновения техногенных катастроф. Они подрезают склоны, уничтожают растительный покров, изменяют русла рек, увеличивают пожарную опасность, провоцируют эрозию почв. Яркий пример – это дождевые паводки, которые стали возникать в результате выравнивания склонов для улучшения горнолыжных трасс на курорте «Чимбулак».

13. Ущерб от нарушения конвенций.
В Законе «Об особо охраняемых природных территориях» не оговаривается особый режим охраны для территорий и видов живых организмов, подпадающих под действие международных конвенций. Даже на водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, устанавливаются «заповедный и заказной виды режима или регулируемый режим хозяйственной деятельности» (статья 75), как для обычных особо охраняемых территорий.

То есть арендаторы могут получить земельные участки и в национальных парках, внесенных, например, в Список всемирного наследия или его предварительный перечень. Это практикуется, например, в Иле-Алатауском национальном парке.

В законодательстве нет норм, обязывающих арендаторов соблюдать требования конвенций. «Бизнес» в национальных парках сильно снижает вероятность их включения в Список всемирного наследия.

Размер ущерба от деятельности арендаторов никто не подсчитывает. Да и как можно оценить тысячи гектаров экологических систем, уничтоженных ради обжорства на природе, гонок на внедорожниках и браконьерства. Как писал американский экономист Пол Самуэльсон: «Горе той культуре, которая разрушает свои памятники славы и усеивает сельские просторы стойками для продажи жареных кур и горячих сосисок».

Наши требования.
Как показывает практика, законодательство страны не позволяет эффективно защищать наиболее ценные природные комплексы. В связи с этим мы считаем, что необходимо внести в него существенные изменения. Наша организация подготовила и направила в парламент в 2016, 2017 и 2018 годах замечания на действующий закон «Об особо охраняемых природных территориях» (Чем плох закон, и почему он не защищает национальные парки?: http://esgrs.org/?p=13769).

Мы считаем, что в первую очередь необходимо внести в закон следующие изменения.
1. Дополнить пункт 1 статьи 14 закона словами:
«В целях эффективной организации содержания и охраны особо охраняемые природные территории подразделяются на следующие категории: международного, республиканского и местного значения.

ООПТ международного значения – территории, включенные в Список всемирного природного наследия ЮНЕСКО, или те, на которые распространяется действие иных международных соглашений, ратифицированных Республикой Казахстан. На них расположены объекты выдающегося универсального, культурного и природного значения, требующие особого режима охраны».

2. Ввести в закон статью о более строгом природоохранном режиме для  территорий, включенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, или тех, на которые распространяется действие иных международных соглашений.

3. Запретить изменение функционального зонирования действующих национальных парков на основе так называемых «корректировок технико-экономических обоснований».

4. Запретить аренду земельных участков в национальных парках.

5. Вывести из национальных парков и заповедников посторонних земельных собственников и арендаторов.

Полный вариант статьи смотрите здесь.

Материал подготовили
С.Г.Куратов, В.В.Крылов.
Экологическое общество «Зеленое спасение»


(1) В Лесном кодексе (с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.01.2018 года) и законе «Об особо охраняемых природных территориях» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 15.06.2017 года) не используется термин «аренда». Но в Земельном кодексе (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.07.2017 года) в пунктах 1 и 2 статьи 35 говорится: «1. Земельный участок может быть предоставлен гражданам и юридическим лицам на праве временного возмездного землепользования (аренды) или на праве временного безвозмездного землепользования. 2. … Право временного возмездного землепользования (аренды) может быть краткосрочным (до 5 лет) и долгосрочным (от 5 до 49 лет)». Статья 37 Земельного кодекса так и называется «Право временного возмездного землепользования (аренды)».

То есть возмездное землепользование и есть аренда. Поэтому замена в вышеуказанных законах понятия «аренда» на «пользование» не меняет сути заключаемой сделки.

(2) И.Шутов. О лесном доходе России. Лесной журнал. 2001, №5-6, с.154: https://cyberleninka.ru/article/v/o-lesnom-dohode-rossii (дата обращения 08.12.2017 года).

(3) Parks for life: report of the fourth World Congress on National Parks and Protected Areas, 10-21 February 1992 – Gland, IUCN, 1993, р.35, Recommendation 6: https://portals.iucn.org/library/node/6584 (дата обращения 6.01.2018 года.

 

 

Подписаться на новости сайта: