Кто нас травит. Часть 1. Беспредел допустимой концентрации

Вадим Борейко*. 

Расследование. 

«Гражданский активист поневоле» Павел Александров рассказал, кто заказчик алматинского смога

смогВ Наурыз исполнился ровно год, как в интернете родился ресурc airkaz.org, который в режиме реального времени отслеживает уровень загрязнения воздуха в Алматы. Его отец-основатель – житель южной столицы Павел АЛЕКСАНДРОВ. Теперь в СМИ его называют «гражданским активистом», хотя он меньше всего к этому стремился. А в начале марта в соцсетях промелькнула информация, что его сенсорные датчики, мониторящие онлайн состояние атмосферы в городе, прошли сертификацию в ГСИ РК (государственная система обеспечения единства измерений. – В. Б.).

Весь первый месяц весны в Алматы почти без остановки шли дожди. У обильных осадков есть один несомненный плюс: ливни очистили воздух. И разговор о смоге в эти дни мог показаться неактуальным – но только тем, у кого сверхкороткая память. Машины с выхлопными трубами никуда не исчезли, да и отопительный сезон еще не окончен. Поэтому писать о смоге уместно всегда, а не только когда дышать нечем, — по крайней мере, пока он не пропадет из города окончательно и бесповоротно.

Проверено: данные достоверные

- Павел, у вас два новых информационных повода – годовщина вашего сайта airkaz.org и сертификация сенсоров, с чем я вас и поздравляю. И это хороший предлог опять поговорить об алматинском смоге, который с прошлой осени никуда не делся.

— До меня мониторингом воздуха занимались авторы проекта Almaty Urban Air. И сертификацией приборов — тоже: мне по складу характера вся эта бюрократическая волокита реально поперек горла. А эти люди взялись и пошли строго по процедуре. У нас есть реестр средств измерений, и прибору, чтобы туда попасть, нужно пройти поверку. Я для них подготовил аппаратную часть, то есть сами сенсоры, и они получили сертификаты. Плюс теперь в том, что данные с любого прибора, построенного на базе этого сенсора, могут приниматься как достоверные.

Гражданская активность инкогнито

- Это большое дело. К датчикам мы еще вернемся, а пока скажите вот что. Павел, вы достаточно известный в соцсетях человек, частенько даете интервью в СМИ. Но эта известность какая-то «заочная». Я ни в каком поиске не смог найти вашу фотографию. На аватарке в фейсбуке – рисованный персонаж, да еще в респираторе. Да и мне вы поначалу предложили поговорить по телефону. С чем связана такая секретность?

— Не то чтобы секретность… Для меня этот проект (airkaz.org. – В. Б.) – побочное хобби, которым я занимаюсь по вечерам. А так есть своя работа, и не очень хотелось перемешивать два разных дела. Больше, чем сказал в интернете, я сказать не смогу. И нет задачи себя популяризировать и становиться известным.

- Но, чтобы пользователи не принимали Павла Александрова за «подпоручика Киже», вы позволите вас сфотографировать?

— Давайте всё-таки сохраним инкогнито. А еще моя отстраненность и анонимность связана с тем, что первые мои два аккаунта в фейсбуке были заблокированы по чьим-то жалобам. Это раз. А второе – пример Almaty Urban Air, который в тот момент был закрыт, для меня стал показателем, что есть некие силы, которые пытаются противодействовать (достоверной информации о загрязнении воздуха в Алматы. – В. Б.). Понятно, что я законов не нарушаю. Но на объяснение этой очевидной вещи можно потратить очень много времени. Поэтому я постарался сделать так, чтобы меня чуть сложнее было найти. Впрочем, если захотят – найдут за пять секунд.

- Но вы не хотели упрощать им эту задачу?

— Я общаюсь с ребятами, которые параллельно занимаются таким же проектом в России. И был эпизод, когда одного из них пригласили в госорган, чтобы дал объяснения. Он им всё рассказал, и они его слова положили в основание административного дела, которое против него же и завели. Мне такое не нужно. Не хочется влезать во всю эту чиновничью возню, мне она претит.

- Ну хорошо, не смею настаивать. Надеюсь, люди мне поверят…

— Что мы с вами встречались? Я это подтверждаю (смеется).

- А кто вы по образованию и профессии?

— Образование экономическое. Работаю в отрасли, связанной с компьютерами и IT, но больше занимаюсь продажами. Инженерное дело – личное хобби, и проект-то вырос из того, что я хотел что-то сделать руками.

Как работают датчики

датчики- Что представляют собой сенсорные датчики?

— Очень простая конструкция – небольшая коробка размером с пачку сигарет. Висящий за окном датчик состоит из сенсора и контроллера. Контроллер считывает данные с сенсора и передает их через Wi-Fi на сервер.

- Датчики собираются вручную?

— Да, и это одна из проблем, потому что отнимает значительное время, хотя компоненты стоят недорого.

- Около $30?

— Даже дешевле. Сенсор порядка $15, коробочка — пару долларов, контроллер — доллара три, ну, провод копеечный.

- Сколько в Алматы установлено датчиков?

— 18. В Иссыке два датчика: это не мое изготовление, там живет человек с руками и головой, мы списались по интернету, я объяснил ему устройство, и он сделал.

- Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет пределы допустимых концентраций для двух типов пылевых частиц: для РМ 2,5 – 25 микрограммов (это одна тысячная миллиграмма) на 1 кубический метр воздуха, время воздействия — 24 часа (10 мкг на куб. м за год) и для РМ 10 – 50 мкг на м3 за сутки (20 мкг на куб. м за год). Объясните разницу между ними.

пдк_возПДК основных загрязняющих веществ, принятые в некоторых странах, и нормативы ВОЗ

— 2,5 и 10 – это размер наночастиц в микронах. На сайте airkaz.org даются значения в частицах РМ 2,5, потому что они считаются наиболее вредными. Ввиду своего ничтожного размера они проникают в организм, минуя биологические барьеры, то есть сквозь клеточные оболочки, не задерживаются ни в носоглотке, ни в легких – и поступают непосредственно в кровоток. Соответственно, их накопление в организме ведет к изменениям — к возникновению аллергий, сердечно-сосудистым, онкологическим заболеваниям. Поэтому по РМ 2,5 нормы жестче, чем по РМ 10. Сенсор может замерять и те и другие частицы, но я отображаю только РМ 2,5 как наиболее важные.

скрин-20.01Тёмное пиво названо в честь смога

- Перейдем к главному – состоянию воздуха в Алматы. Как было сказано, ПДК для частиц РМ 2,5 по нормам ВОЗ составляет 25 мкг/куб. м. Но в пору «смогового сезона» на вашем сайте можно было видеть совершенно чудовищные показатели – в центре города более 500 и даже 700. То есть 20-30 кратное превышение предела допустимой концентрации. И на фоне этих цифр я, живя возле Ботанического сада, «свою» величину в 250 мкг/куб. м воспринимал как вполне сносную. А каково максимальное значение загрязнения воздуха, которое вам удавалось зафиксировать?

— Один местный пивовар назвал сорт темного пива в честь алматинского смога – «1331» (мне так и не удалось его попробовать). Именно столько микрограммов пылевых частиц РМ 2,5 на кубический метр было зафиксировано в апреле прошлого года в одном из районов города.

- Превышение ПДК в 53 с лишним раза!

— Это не просто огромное значение. Тут надо понимать, что есть норматив среднесуточный, а есть еще разовая концентрация загрязняющих веществ в воздухе. То есть ты вышел на улицу, полчаса подышал – и тебе срочно нужно туда, где чистый воздух. Так вот, разовая – это 160 мкг/куб. м: считается, что при таком загрязнении находиться более 30 минут нельзя. У нас бывают дни, когда среднедневной показатель по городу составляет больше 250, в некоторых районах – 400-500.

Недавно писали, что в Южной Корее зафиксировали загрязнение воздуха в 125 микрограммов на кубометр, был объявлен катастрофический уровень опасности и принимают экстренные меры, чтобы ситуацию взять под контроль. У нас при концентрации 250 мы не слышим никакой официальной информации. Дождь идет – получаем эсэмэски от ДЧС, а о катастрофическом загрязнении атмосферы горожане не знают. Ну да, вроде чем-то воняет. А то, что через 10 лет эта вонь аукнется аллергией или раком легких, — об этом людям не говорят.

Продолжение следует.

Во второй части расследования Павел Александров расскажет, почему данным Алматинского городского акимата о причинах смога верить нельзя.

*Публикуется с разрешения автора.

Подписаться на новости сайта: