«Все касается экологии…»

На одном из Центральноазиатских фестивалей экологической журналистики молодой участник, представлявший зрителям свой документальный фильм, заметил: «Сегодня взял в руки камеру: что ни снимай – все касается экологии».

Информационная программа экологических фильмов VI Алматинского международного кинофестиваля «Звезды Шакена» shakenstarsподтвердила этот тезис. В каких бы формах игрового, неигрового кино, социального ролика, на границе художественного и документального не снимались фильмы, они касаются проблем взаимодействия общества и природы, человека и окружающей среды.

Необходимо отдать должное знаниям и вкусу Ханса-Йоахима Шлегеля, отборщика ряда европейских кинофестивалей, не только отличного знатока истории кино и современного кинопроцесса, но и авторитетного критика, оказывающего влияние на его формирование. Именно он отбирал фильмы. За шестилетнюю историю «Звезд Шакена» такая программа была подготовлена впервые. Оргкомитет МКФ осознал необходимость ее включения, актуальность проблематики и доверился выбору доктора Шлегеля.

География сюжетов вела зрителя от берегов холодной Аляски в засушливый Афганистан, по старой Кирилловской дороге – в заповедные места национального природного парка «Русский Север», из Германии – в глухомань Западной Сибири.

И было очевидно, что, с одной стороны, сложнейшие и порой неразрешимые проблемы взаимодействия общества и природы – это проблемы общечеловеческие. С другой, – более всего и больнее они задевают бедных и малообеспеченных.

Простые люди не могут легко покинуть родные места, они зависят от этой земли. Для них родная земля не пустой звук, не о них знаменитое изречение древних: «где хорошо, там и родина». Они будут терпеть лишения, страдать, но держаться за родной угол. Многие из них незнакомы с выражением «экологические проблемы», но для них это реальность каждого дня.

В Афганистане чистая вода доступна 10 % населения. А население страны около 23 миллионов. Всего-то и нужно вырыть колодцы и установить колонки. В рамках проекта Роджера Виллемсена при содействии Ассоциации афганских женщин эта работа была сделана – построено 20 колодцев в провинции Кундуз и еще несколько десятков в других. О результатах этого проекта, о благодарности афганских поселян рассказывает Надия Карин из Афганистана вместе с партнером из Германии Кристианом Шульке в фильме-отчете «Вода – это жизнь».

Проблемы экологии – это проблемы социальные. В демократическом обществе быстрее формируются группы, готовые действовать на свой страх и риск, вести борьбу за достойную жизнь на собственной земле. И они упорно отстаивают свои права, добиваются уважения к их традициям и обычаям, неотъемлемой частью которых является почитание природы. Это одна из тем американского документального фильма «Нефть на льду».

Арктический национальный заповедник – резерват дикой природы – оказался на перекрестке интересов энергетических компаний и коренных народов самого северного штата США. Людей, животных жестоко оттесняют транснациональные корпорации. На чаши весов хрупкой экосистемы брошены судьбы коренных народов Арктики – индейцев гвичин, мигрирующих сюда стай перелетных птиц, пастбища, где обитают тысячные стада карибу. И все они имеют право на жизнь.

Оператор Бо Бударт живет на Аляске 13 лет, это и его проблемы и заботы. Снимает экологические программы для канала «Дискавери». Как профессионал, он удостоен премии Эмми за лучшую операторскую работу. Вместе с режиссером Дэйлом Джерасси Бударт создал фильм, привлекший внимание ряда международных кинофестивалей к проблемам Аляски. Публицистика на языке цифр и фактов прямо и нелицеприятно говорит о сложных, а порой и неразрешимых экологических проблемах.

Авторы фильма напоминают о трагедии 1989 года, когда рядом с поселением Кивалина у берегов Южной Аляски потерпел катастрофу танкер компании «Эксон-Валдиз», перевозивший более одного миллиона баррелей нефти. Около 40 000 тонн, вылившихся на побережье протяженностью почти 2000 километров, погубили тысячи птиц, тюленей, лосося… Сотни промысловиков потеряли работу. Последствия этой катастрофы еще дают о себе знать. Обеспокоенные этой драматической ситуацией документалисты берут в руки камеру, чтобы привлечь внимание общества. Они совершают гражданский поступок, мужественно выступая против власти денег, власти капитала, против тех, для кого гибель тысяч тюленей, сотен карибу не означает невосполнимой потери.

Фильмы, которые говорят об этих проблемах, социально заострены по форме и содержанию, нелегки для восприятия. Это действительно некоммерческое кино, не ради прибыли, но ради человека, его жизни.

«Отец, сын и святой Торум» режиссера Марка Соосаара начинается так же, как «Нанук с Севера» (1923) американца torumРоберта Флаэрти. В кадр вплывает лодочка, а в ней представитель малой народности. Приз «Нанук» фильму эстонского режиссера на парижском фестивале в 1997 году – подтверждение преемственности традиций. Там история о неунывающем Нануке, его улыбчивой жене с большой симпатией была снята на пленку любителем Флаэрти в 1919-1920 годах. Волнующая картина из жизни эскимосов, живущих в согласии с природой на своей земле, покрытой снегом и льдами. Племя Нанука, что значит с эскимосского – медведь, еще будто пребывает вне времени и вне цивилизации, если не учитывать ее оригинальные приметы: в кадре – граммофон и съемочная аппаратура – за кадром. Течение времени для коренных жителей – смена времен года.

В фильме Соосаара ханты оказались на пути цивилизации высоких технологий: их традиционный уклад, дружественный природе, оказался на пороге общества потребления.

Как тяжело смотреть ленту эстонского режиссера! Фильм о трагедии малых народов. В нем не играют, а живут, некиношно страдают настоящие дети земли, дети природы. Наивные молитвы, обращение старика к верховному божеству – святому Торуму, старухи – к тотему племени – медведю, шаманские камлания – бессильны. Нечего сказать им оленю, доверчиво заглядывающему в дверь жилища как живой вопрос об общей с людьми судьбе.

Съемочная группа снимает уникальный фильм на границе документального и художественного, выражаясь языком Сергея Эйзенштейна – «по ту сторону игровой и неигровой». И тем убедительней говорит он на языке изображения о бедах человеческих и испытаниях, что пришлись на долю природы.

Миф о сотворении мира, где природа и человек едины, гибнет на глазах. Кинематограф фиксирует новый миф о разрушении природы, о попрании святого духа, о глумлении над святынями. Новый миф страшен – он рассказывает о гибели целого мира, мира тонких и крепких взаимоотношений между человеком и природой.

На горизонте бездушные механизмы – буровые вышки – сняты, будто работают без человека, и потому бесчеловечны. Они не слышат шаманских заклинаний старого ханты, стенаний и проклятий его жены.
Конфликт между цивилизацией и природой втягивает, провоцирует конфликт внутри малочисленного народа ханты. Драматургия самой жизни выносит на экран правдивую историю. И тем страшнее, что в центре конфликта оказываются представители народности ханты. «Отец» и «сын», старик и воспитанный им приемыш Петя Молданов. Олигархи нашли удачный ход – загребают жар чужими руками. Молданов – на службе у прибыльного бизнеса.

Представитель коренного народа, социальный работник, облеченный полномочиями, Молданов занимается вопросами переселения местных жителей с территорий, где обнаружены месторождения нефти и газа. Цивилизация неумолимо наступает, подминая самых беззащитных: природу и ее детей. Горит газовый факел. Полыхает огонь, озаряя все вокруг красно-желтым пламенем, словно молох пожирает все живое, тайгу, хижину старых ханты. Разгневано верховное божество, провинились люди, послало оно, согласно древнему мифу, пожар.

Авторы этой трагической истории не боятся приблизиться к своим главным героям. На крупных планах – глаза, в них недоумение, бессилие и вызов, печаль и страдание. Суетливая пластика состарившихся сгорбленных фигур. Нецензурные проклятия в адрес Пети. Снимают так близко, что теряешься, видя горе и отчаяние стариков, двойную мораль, неискренность Молданова. Он – уродливое порождение смены эпох и новой капиталистической России.

Лента отражает подлинную ситуацию, возникшую в результате интенсивных нефтегазовых разработок в Западной Сибири. Здесь найдено более 300 крупных месторождений нефти и газа. Россия, как могучая держава, гордится своими запасами – на ее долю приходится 33 % обнаруженных мировых ресурсов газа и 28 % его мировой добычи. Малая родина ханты теперь называется Королевством нефти и газа.

Но что знают об этом простые люди, до недавнего времени занимавшиеся традиционным хозяйством, далекие от мира поездов, самолетов, компьютеров? Никогда не имевшие дела с деньгами и властью золотого тельца немногие из них согласны быть купленными. Главная мудрость коренных жителей в том, что они знают ценности, которые невозможно измерить в деньгах. «Как можно купить или продать небо, тепло земли? Нам это непонятно», – говорил вождь индейского племени дуамиш Сиэттл. Хотя и страшен пример тех, кого уже согнали с родной земли… Но все настойчивее посулы молдановых.

Никакими деньгами не измерить духовных потерь ханты, продолжающих почитать в качестве тотема медведя. И ритуальное убийство оленя Петей – метафора принесения в жертву собственного народа, матери-земли.

А вот другой взгляд на мыслимую связь человека с природой, представленный в символически своеобразном контрапункте простодушных размышлений и визуальной формы. Человек собирает мусор, соблюдая все требования по его разделению, натирает до блеска металлические поверхности, моет пол, стены в огромном офисном здании и рассуждает от имени капельки воды, без которой невозможно навести чистоту. Человек отождествляет себя с каплей воды, говорит от имени воды. И задается наивными вопросами: так ли чисты те люди, что вершат судьбами соотечественников, принимают государственные решения. В названии фильма риторический вопрос «Что могла бы знать об этом капелька?». Все мы – части одной материи, созданы из одних атомов, и только формы, в которые мы облечены, отличают и разделяют нас.

Огромное современное здание из стекла, металла и бетона – символ оторванности человека от человека, человека от мира природы. Блестят поручни, натертые до блеска, вымыты все поверхности, холлы, лестничные марши, переходы с этажа на этаж, закрытые двери. Геометрические формы офисного здания рождают ощущение пустоты, глухоты, одиночества. Здание как символ упорядоченной государственной машины. Уже закончился рабочий день государственных служащих, и в здании остались те, кто наводит порядок. В их руках моющие средства и вода.

Маленький человек – уборщик – единица из многомиллиардного человечества. И, как Гулливер, он видит себя среди великанов правителей и готов быть лилипутом-капелькой. Равным самой природе. Ян Забель – режиссер решенного в минималистской форме фильма – мыслит вместе с неизвестным героем и чистой капелькой.

Вопросы взаимодействия общества и природы – вопросы общечеловеческие. Только решения принимаются в верхах и не всегда отвечают запросам большей части населения. Отсюда и недоверие рядового уборщика здания Парламента Германии к тем, для кого он наводит порядок.

В России кинематографисты обращают свои взоры к молодежи, как это делает в фильме «Старая дорога» (2007) петербургский документалист Александр Киселев.

А что если однажды оторваться от компьютерных игр, открыть сайт «Ферапонтово» – «Домашнюю страницу священника Владимира Кобец», форум? Это несложно. Списаться с добровольцами – любителями путешествий и отправиться по старой Кирилловской дороге вдоль Бородаевского озера. А режиссер с оператором будут идти поодаль и вместе с ходоками открывать этот тихий божий мир, его необыкновенной красоты пейзажи, перелески и туманы, отражающиеся в неспешно текущих речных водах.

Именно пройтись, а не промчаться на внедорожнике, не успевая разглядеть: кто там под колесами – деревенская жучка или лесной еж.

Кто-то все также сидит в Интернет-клубе и напряженно глядит в монитор компьютера, участвует в битвах в виртуальном мире, обеспеченных мощным звуковым сопровождением – крики, звон, шум боя, искусственно созданные эффекты, режущие слух.

Кто-то пришел после увлекательного фильма о древних викингах в исторический клуб и теперь всерьез занимается реконструкцией старины, воинских доспехов, традиций и обычаев.

Для них одним из побудительных мотивов является природа, она хранит в себе память о сотнях поколений, живших на этой земле. И потому так естественно смотрится на водной глади сработанная по старинным образцам ладья, и плывут на ней наши современники русичи в старинных скромных одеждах мастеровых.

А при чем тут экология? Просто все это происходит на родной земле, что вопреки человеку сохраняет красоту. И только надо быть зрячим и чутким, чтобы увидеть ее. И тогда уместными становятся в этом контексте такие понятия, как «экология культуры», «экология души», синонимами которых являются защита и сохранение духовных и культурных ценностей.

Если идти по старой Кирилловской дороге, то выйдешь к знаменитому Ферапонтову монастырю с фресками Дионисия. Земля эта недавно стала называться национальный природный парк «Русский Север». Охраняется природа и памятник древнерусской духовной культуры. Одно рядом с другим, одно немыслимо без другого. Есть на русской земле вот такие священные острова.

После просмотра «Старой дороги» остается ощущение зябкого прозрачного воздуха, переполняемого нежностью снятых пейзажей.

И в конце нашего повествования-отчета об экологической программе «Звезд Шакена» – особые поздравления автору конкурсной работы «Проблемы с комарами и другие истории». Лента тридцатитрехлетнего болгарского режиссера Андрея Паунова была удостоена приза в номинации «Неигровое кино, полный метр».moskito

Пронизанный горькой и остроумной иронией этот фильм – сильное социально-критическое произведение. В неторопливом течении жизни маленького городка Белене на берегу прекрасного Дуная, в облике его обитателей – простодушных, открытых, неизменно притягивающих внимание, во всех формальных элементах драматургии и режиссуры, – противоречивое единство возвышенного и обыденного, комичного и трагического.

Внешне спокойное повествование о, казалось бы, благополучном существовании граждан всякий раз перебивается оговорками – вот только б комары-москиты не заедали! Но, как выясняется, это самое безобидное, хотя физически ощутимое неудобство. Постепенно, как из тумана, выплывают действительно серьезные проблемы.

Безработица. База НАТО, где по найму служат местные парни – так можно выжить, правда, приходится бывать в горячих точках – Иран, Косово. Рядом – законсервированная в 1990 году стройка атомной электростанции, куда по-прежнему ходят на работу несколько сот сотрудников, чтобы сохранить строения и технику. Мертвая зона станции – на самом деле живая. Здесь и на прилегающей территории увеличилось количество диких животных: оленей, волков, зайцев. На базе допотопной техники продолжает растить и образовывать молодежь колледж по подготовке специалистов-атомщиков.

Местная достопримечательность – тюрьма на острове, где отсидела немалый срок жена большого начальника за убийство политзаключенных в концлагере. Руины этого лагеря тоже неподалеку на благословенном острове, где в духе новых веяний открыт природный парк Персин. Администрация парка с уверенностью смотрит в будущее – можно организовать экологический туризм, а руины лагеря показывать несведущим как памятник тоталитаризму. Полуразрушенные здания, вполне благопристойные, напоминают пионерский лагерь и тоже находятся под охраной.

И почему, в самом деле, не наладить в этих местах новую форму бизнеса – экологический туризм, есть что показывать в качестве музейных экспонатов ушедшей эпохи. Если б не комары… Но их можно периодически травить газами…

Клубится белый дым, притягивая местную ребятню, и дети то исчезают в густом тумане, то снова выбегают на свет, в чистое от пестицидов пространство. Что ждет их в этом городке?

В действительности, куда податься жителям Белене, кто ждет их? Тут их дом, тут их земля, здесь течет прекрасный Дунай. И все эти люди: чудаковатые и странные, веселые и беспечные, познавшие соблазн власти и затаившие злобу против своих, – доживают свой век в Белене. И только, может быть, их дети до конца осознают трагизм положения и изменят ситуацию, перестанут ждать открытия спасительницы-атомной станции, которая обеспечит работой жителей маленького городка.

Послесловие…

Фильм снят, закончен, показан на фестивале. А жизнь продолжается. И вот новости из Интернета: «АЭС «Белене» является на сегодняшний день самым крупным проектом российско-болгарского сотрудничества и имеет для Болгарии национальное значение. 31 октября 2006 года Национальная электрическая компания Республики Болгария (НЭК) официально объявила ЗАО «Атомстройэкспорт» (АСЭ) победителем тендера на сооружение АЭС «Белене» по российскому проекту «АЭС-92» с двумя энергоблоками ВВЭР-1000/В-466».

Истории местечка Белене, народов ханты, гвичин, афганцев не закончены. Можно снимать следующие фильмы…

«Все касается экологии»!

Беркова Н.Н.

Фото — Источник: Каталог VI Алматинского международного кинофестиваля «Шакен жуздыздары». КИНО МОЛОДЫХ. Алматы 2008.

Подписаться на новости сайта: