Антиорхус, или Общество дезинформации

«Ложное может выступать в бесконечных сочетаниях, истина же существует лишь в одном виде».
Жан-Жак Руссо

В наше время, наверное, каждый, даже школьник, знает, что мы живем в информационном обществе. Если не знает, то пользуется его благами: компьютером или смартфоном. Информация решает все. И это действительно так. Поэтому движущей пружиной современного мира является борьба за информацию. Разумеется, что особенности экономического развития, культурные традиции в каждой отдельно взятой стране придают этому процессу специфические черты. Вот об этой специфике в нашем государстве и пойдет речь.

Тайна Талгарского перевала

Несколько лет назад на восточном склоне Талгарского перевала появилась канатная дорога. Это событие могло бы пройти незамеченным, если бы не одно «но». Она была построена в зоне заповедного режима Иле-Алатауского природного национального парка (далее – Иле-Алатауский ГНПП). В зоне заповедного режима «запрещаются любая хозяйственная деятельность и рекреационное использование территории государственного национального природного парка, за исключением регулируемого экологического туризма»(1). Тем не менее, факт остается фактом, канатная дорога построена!

Чтобы выяснить на каком основании было создано это противозаконное «чудо», Экологическое общество «Зеленое спасение» (далее – ЭО) направило запросы в Комитет лесного хозяйства (далее – Комитет) и Иле-Алатауский ГНПП. Ответ Комитета превзошел все ожидания. По его мнению, канатная дорога была построена законно, и только после лесоустроительных работ 2016 года она оказалось на территории национального парка(2). В свою очередь администрация парка предоставила документ, из которого следовало, что канатную дорогу построили на арендованной у национального парка территории!

Пришлось обратиться в суд для выяснения простейшего вопрос: где же проходит граница парка? Ответ мы так и не получили! Все судебные инстанции приняли сторону Комитета. В результате сложилась ситуация скорее похожая на дурной сон, чем на реальность.

Во-первых, суд не принял во внимание постановление правительства №228 от 22 февраля 1996 года о создании Иле-Алатауского ГНПП, в котором были определены его границы. Судьи, фактически, обвинили правительство в некомпетентности, в том, что оно якобы произвольно, без тщательной проработки вопроса о территории и границах, приняло постановление о создании национального парка(3).

Во-вторых, судьи приняли во внимание лесоустроительные работы 1994 года (!), согласно которым указанная территория относилась к категории земель запаса. Но национальный парк был создан только через два года. В его состав кроме лесного фонда вошли земли запаса, что зафиксировано в актах землеотвода. Суд решил, что «ущелье Левый Талгар» вошло в Иле-Алатауский ГНПП после лесоустроительных работ 2016 года. Обратите внимание, не Талгарский перевал площадью в несколько гектаров, а целое ущелье длинною более 32 километров! Ну, подумаешь небольшая неточность в решении суда. Главное другое. Суд пришел к такому выводу, не опираясь ни на один закон Республики Казахстан. Нормативного правового акта, согласно которому границы национальных парков меняются в результате лесоустроительных работ, просто не существует! Их может изменить только постановление правительства. Но, видимо, отсутствие закона не является препятствием для наших судов. Поэтому ЭО не получило никакой информации, зато нам предоставили массу дезинформации!

В-третьих, представитель Комитета не предъявил суду ни одного документа, подтверждающего его правоту. Несмотря на ходатайство истцов, поддержанное судом, не были предоставлены даже карты национального парка с указанием границ. Выходит, что на госорганы не распространяется действие пункта 1 статьи 6 Конституции, в которой говорится: «Все равны перед законом и судом».

Вывод. Госорганы не обязаны в суде доказывать законность своих действий! Достаточно сказать: «Мы – госорганы!»

Анимизм на государственном уровне

Анимизм – это вера человека в существование души, в том числе у предметов, которые его окружают. Когда идет речь о душе дерева, огня, воды или солнца, это звучит даже поэтично. «Душа мира» – известный фильм Годфри Реджио, покорил все экраны мира. Но это уже совсем иная история. Мы, казахстанцы XXI века имеем дело с особым видом анимизма, о котором и пойдет речь.

Однажды по просьбе алматинцев мы решили выяснить в Управлении природных ресурсов и регулирования природопользования: почему предприятие ТОО «У…» получило разрешение на эмиссию в окружающую среду на основании заключения экологической экспертизы, выданной предприятию ТОО «Ц…». Ответ Управления потряс до основания фундаментальные аксиомы философии и права. Кант, Гегель, Сартр и другие мыслители, наверное, перевернулись в гробах. Вот дословная цитата: «Учитывая, что ТОО «У…» является новым правопреемником объекта, а не юридического лица основания для отзыва разрешения на эмиссии в окружающую среду … отсутствуют».

Правопреемник объекта! Не физического, не юридического лица, а цементных банок! Жаль только, что никто нам не смог указать, в каком же законе Республики Казахстан прописаны права неодушевленных вещей? Объяснить подобное можно только одним – наши чиновники вернулись к анимистическим представлениям первобытного человека! Более того они пошли еще дальше. Они применили анимистические представления в гражданском процессе и противопоставили их международным соглашениям, ратифицированным нашей страной!

В судах опровергнуть эти анимистические установки не удалось. Видимо потому, что и собственник предприятия, и судьи вышли на прямой контакт с духами цементных банок и те защитили своих подопечных, спрятав истину под густым слоем цементной пыли.

Вывод. Наши чиновники и бизнесмены абсолютно уверены – цементные банки, машины, склады и доллары тоже имеют душу. И суд это подтвердил! Поэтому современные Тартюфы всеми силами с дьявольской изобретательностью борются за обладание ими.

Могущественные руины

AH2A0576_150_1000_©Как известно руины стали в XVIII-XIX веках неотъемлемыми элементами архитектурных ансамблей, украшениями резиденций французских и английских королей. Создавались даже искусственные руины в качестве приятных мест для уединения и размышления. Но вряд ли те руины, о которых пойдет речь ниже, пришлись бы по вкусу Людовику XV или королеве Виктории.

В начале 2017 года Экологическое общество «Зеленое спасение» направило письмо на имя акима города Алматы касательно земельного участка, расположенного на территории Иле-Алатауского ГНПП, но в административных границах города. В нем сообщалось, что в начале 2000-х годов в Бутаковском ущелье на месте бывшего пионерского лагеря был построен спортивный комплекс «Нурдаулет». В декабре 2004 года в результате обрушения балкона в нем пострадали спортсмены. После этого происшествия комплекс не был восстановлен. Позже снегопады стали причиной обрушения крыши. В настоящее время здание брошено и разрушается. Оно представляет серьезную опасность для жизни посетителей национального парка. Разрушенное здание превратилось в свалку строительного мусора, который разносится ветром и размывается водой, нанося ущерб экологическим системам парка. Руины не добавили привлекательности Бутаковскому ущелью.

Отвечая на наш запрос, государственный орган остался верен традициям дезинформации. В письме Управления по контролю за использованием и охраной земель говорится: «Земельный участок … предоставлен на основании Постановления Правительства №228 от 22.02.1996 года, на праве постоянного землепользования республиканское государственное учреждение «Иле-Алатауский государственный национальный природный парк» … с целевым назначением – магазин, площадью – 0,224 га, из них доля – 0,0032 га. На момент обследования [ 2017 год – Прим. ред.] установлено, что земельный участок используется по целевому назначению»(4). Бедное наше правительство, бедный национальный парк до чего же их довели, если им приходится заниматься магазинчиками.

Мы, как и в других случаях предоставления откровенной дезинформации, обратились в Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы. Суд вынес «мудрое» решение: конверт вам вручили, а что в конверте это уже неважно. Поэтому ваши требования необоснованны. Короче говоря, для госорганов полная свобода! Пиши хоть: «Долой Врангеля!» Только нам непонятно: можно ли это рассматривать как доступ к информации? Или следует расценивать как доступ к конвертам, в которых должен быть ответ?

Мы обратились в апелляционную инстанцию, и нам удалось переубедить судей. А в мае 2018 года судья Верховного Суда постановил: «Суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что нельзя признать предоставленный Управлением ответ по запросу Экологического общества соответствующим требованиям законодательства, поскольку ответ от 14 июля 2017 года №… не содержит полной и достоверной информации по запрашиваемому вопросу, а также не относится к предмету обращения».

Казалось вот она долгожданная победа! Но Управление и не думало выполнять решение суда. При содействии судебного исполнителя Экологическое общество получило несколько писем. В них Управление упрямо утверждает, что ответ нам был предоставлен, а целевое назначение участка, на котором стоят руины, – магазин!

Вывод. Местный чиновник всегда говорит правду, а правительство, суды и бестолковая общественность его не понимают.

Нулевая санитарно-защитная зона как доказательство кристальной чистоты воздуха

29 мая 2016 года на предприятии ТОО «У…» произошел аварийный выброс сухого цемента. Прилегающие к заводу дома покрылись пылью, которая висела в воздухе несколько часов. Концентрация превышала предельно допустимые нормы. Приехавшие по вызову жителей представители уполномоченных органов составили акт, подтвердив сильное загрязнение воздуха и почвы.

Это был не единственный выброс. Местные жители уже в течение пятнадцати лет не могут использовать свои земельные участки по назначению: сажать овощи и фрукты. Они неоднократно обращались в суды. Сами и при помощи Экологического общества «Зеленое спасение» выиграли не один иск. Но, увы, наши чиновники не признают закон. Бог высоко, а Верховный Суд далеко. А на месте действует телефонное право, приправленное диким рынком и возрожденными феодальными традициями.

Как выяснилось из запроса, сделанного ЭО по просьбе жителей в Департамент охраны общественного здоровья, предприятие ТОО «У…» действует законно на основании санитарно-эпидемиологического заключения 2014 года. В 2018 году после нескольких обращений в суд нам удалось получить этот сверхсекретный документ, и открылась причина его тщательного сокрытия.

ksmk16Оказывается, для предприятия III класса опасности Департамент установил санитарно-защитную зону ноль метров. Хотя согласно санитарно-эпидемиологическим требованиям по установлению санитарно-защитных зон, утвержденных правительством в 2012 году и приказом председателя Комитета охраны общественного здоровья в 2015 году, ее минимальный размер – 300 метров!

Как получилось, что зоны фактически нет? Очень просто. Была применена логика знаменитого выражения: «Почему дует ветер? Потому что деревья качаются». Почему предприятие не опасно? Потому что проведены замеры, которые якобы показали что оно безопасное! А какой класс опасности установлен? Произвольно установлен пятый! Но такого класса опасности для предприятий строительной промышленности не существует! Самые безобидные фирмы имеют IV класс! Как быть с этим, господа чиновники? Или вам уже и правительство, и Комитет не указ?

Правила разрешают рассчитывать размеры зон, но они не могут быть меньше утвержденных минимальных размеров. И, наконец, правильно ли определили размер санитарно-защитной зоны, если местных жителей постоянно засыпает цементом? Может быть, она и вовсе не рассчитывалась? А заказчики просто рассчитались с нужными людьми, повесили на заборы таблички с надписью «Санитарно-защитная зона» и успокоились.

Но тут снова неувязочка выходит. Санитарно-защитная зона является территорией, которая отделяет зоны специального назначения, промышленные организации и другие производственные объекты в населенном пункте от близлежащих жилых районов. А забор с табличками является территорией? Или таблички являются чудотворными воздухоочистителями?

Итак, вот она логика, поставленная с ног на голову. Раз санитарно-защитная зона равна нулю, то получается, что воздух вокруг предприятия такой, что хоть санаторий открывай. И что только местные жители возмущаются?

Говорят, одна умная бабушка сметала цемент с крыши сарая и продавала. Вот тебе и малый бизнес. Правда потом она умерла от рака, но никто же не доказал, что она заболела от постоянных выбросов цемента. А раз не доказано, значит и загрязнения нет!

Вывод. Современные чиновники и бизнесмены абсолютно уверены, что закон – это лишь одна из форм сотрясания воздуха.

Более того они не сомневаются, что права человека и права бизнесмена понятия несовместимые потому, что бизнесмен это сверхчеловек.

«Нулевой» вариант, или Законность на нулевом уровне

«Послушай, ври, да знай же меру».
Александр Грибоедов

8 ноября 2018 года Экологическое общество «Зеленое спасение» направило Акиму города Алматы письмо, в котором просило разъяснить, почему городские власти не рассматривают «нулевой» вариант, то есть отказ от реализации проекта строительства курорта «Кокжайлау». Ответ, полученный нами из Управления туризма и внешних связей города Алматы (далее – Управление), вынудил нас обратиться в суд(5).

По мнению Управления, цитируем: «Термин «нулевой» вариант строительства был введен в обиход и проявился благодаря обращениям и выступлениям представителей ЭО «Зеленое спасение». Точного толкования понятия «нулевой» вариант не существует и каждый из участников дискуссии самостоятельно трактует данное понятие».

20Мы были польщены и благодарны Управлению за столь высокую оценку наших законотворческих возможностей и вклада в развитие науки, но они явно преувеличены.

Термин «нулевой» вариант давно закрепился в экологическом праве. В учебниках дается его разъяснение(6). Казахстанские законодатели и специалисты уже более 20 лет применяют этот термин. В действующей с 2007 года «Инструкции по проведению оценки воздействия на окружающую среду»(7), говорится, что оценка воздействия на окружающую среду (далее – ОВОС) осуществляется на основе ряда принципов, в частности, принципа альтернативности. Он «базируется на обязательном рассмотрении альтернативных вариантов проектных решений, … включая вариант отказа от намечаемой деятельности («нулевой» вариант)»(8).

Ранее, в 2004 году, термин «нулевой» вариант был закреплен в «Инструкции по проведению оценки воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду при разработке предплановой, предпроектной и проектной документации»(9). А еще раньше, в 1997 году – в «Инструкции по проведению государственной экологической экспертизы предпроектных и проектных материалов в Республике Казахстан»(10).

Думаем, что на этом можно закончить экскурс в историю «введения» и «проявления» термина «нулевой вариант» в казахстанском законодательстве. Остается лишь отметить, что на протяжении многих лет во всех нормативных актах и учебниках он трактовался и трактуется однозначно как отказ от намечаемой деятельности!

В письме мы сделали ссылку на действующую Инструкцию. И нас крайне удивило то, что в ответе Управления она не упомянута. Из этого факта мы делаем вывод, что наше письмо или не читали, или просто проигнорировали неудобный нормативный акт. А ответ составили по старому бюрократическому рецепту: бумага все стерпит.

Но специалисты Управления не читают не только письма нашей организации, но даже «Технико-экономическое обоснование горнолыжного курорта «Кокжайлау», за который они так рьяно борются. А ведь проектировщики указали, что одним из документов, «имеющих прямое отношение к данному проекту», является «Инструкция по проведению оценки воздействия на окружающую среду» 2007 года(11).

Далее в письме Управления говорится: «ТОО «Almaty Mountain Resorts», действительно, настаивает на том, что (сегодня уже) не рассматривается «нулевой» вариант».

Говоря иными словами, ТОО открыто заявляет, что оно не намерено соблюдать экологическое законодательство Казахстана. Самое удивительное то, что это не только не смущает Управление, но, судя по общему тону письма, полностью его удовлетворяет. Как тут не вспомнить печально известное выражение: «Закон – словно столб. Его нельзя перепрыгнуть, но можно обойти».

Но если ОВОС не имеет «нулевого» варианта, то она просто перестает быть оценкой. И все сводится к абсурду: «Вы что предпочитаете? Мясо жареное или жареное мясо?» Как уже отмечалось выше, альтернативный вариант – не прихоть экологов, а один из обязательных принципов, на основании которого проводится ОВОС. И судя по тому, что разработчики «Технико-экономического обоснования горнолыжного курорта «Кокжайлау» руководствовались упомянутой Инструкцией 2007 года, альтернативный вариант должен быть составной частью документа. Иначе это все что угодно, но не ОВОС.

Чтобы разрешить спор, который ушел в высокие теоретические сферы о цивилизации, варварстве, жизнедеятельности человека, и спуститься на грешную землю, мы обратились в суд. Суд признал, что Управление предоставило недостоверную информацию, и обязал его сказать правду!

Вывод. Современные чиновники и бизнесмены абсолютно уверены, что не несут никакой ответственности за дезинформацию, поэтому для достижения цели хороши все средства.

Дезинформируй и властвуй!

«Свободен тот, кто может не лгать».
Альбер Камю

Итак, получается любопытная картина. Общество информации движется по пути освобождения человека от бюрократии и высвобождения его творческих способностей. Общество дезинформации перемещается в противоположном направлении.

Бумажная бюрократия превращается в электронную при одновременном увеличении объема бумажных документов. Подготовка материалов в электронном виде облегчает их подделку и тиражирование дезинформации.

Если посмотреть на все вышесказанное глазами чиновников, то дезинформации нет. Это все результаты субъективного толкования законов правительством, судами, конвенциями, общественностью при полной непогрешимости чиновников.

Подведем итоги. Следуя методике известного персонажа, разобьем страницу на две части. На одну половинку запишем то, что якобы является секретной и коммерческой информацией, на другую то, что нам еще не запретили знать.

Итак, «секретные материалы», касающиеся вопросов окружающей среды:
— санитарно-эпидемиологические заключения;
— карты санитарно-защитных зон;
— информация о заброшенных, не используемых по целевому назначению земельных участках;
— карты национальных парков;
— границы охранных зон национальных парков;
— специальные знаки на местности, обозначающие границы санитарно-защитных зон, национальных парков и их охранных зон.

Несекретные материалы – это все, что еще не включено в первый перечень.

Нам постоянно говорят, что мы ничего не понимаем. Что, якобы, у правительства имеются полномочия, позволяющие выдавать разрешения на вырубку краснокнижных растений. Что, якобы, существуют нормативные правовые акты, разрешающие применять не действующие на территории страны правила и инструкции. Что, якобы, имеются правовые нормы, позволяющие физическим и юридическим лицам быть правопреемниками различных объектов (например, цементных банок).

К сожалению, даже в решениях судов часто не называются законы, на основании которых их выносят. Это наводит на мысль, что существуют некие тайные приложения к ГПК, Экологическому кодексу и другим природоохранным законам, неизвестные широкой публике, позволяющие выносить решения, не основываясь на содержании официального закона.

А может быть, суд выше закона, выше здравого смысла? Это и есть непреодолимая сила!

Говоря иными словами, мы имеем перед собой современный вариант знаменитой модели управлении: «Разделяй и властвуй». Правда в применении к казахстанской действительности она несколько изменила форму, но не суть: «Дезинформируй и властвуй!».

Не для того ли нас убеждают в необходимости принятия нового Экологического кодекса, чтобы расширить поле дезинформации до неограниченных размеров?! А Орхусскую конвенцию можно будет сдать в музей или архив.

—————————————————————————

1.  Пункт 2, статья 45 закон «Об особо охраняемых природных территориях», (с изменениями и дополнениями по состоянию на 29.06.2018 г.)
2. Решение Специализированного межрайонного экономического суда г.Астаны от 7 июня 2017 года.
3. Постановление Апелляционной судебной коллегии по гражданским делам г.Астаны от 13 сентября 2017 года.
4. Ответ Управления по контролю за использованием и охраной земель г.Алматы от 14 июля 2017 года на запрос Экологического общества «Зеленое спасение».
5. Чтобы ни у кого из читателей не возникали сомнения в правдивости наших слов, ниже мы публикуем полный текст письма Управления туризма и внешних связей города Алматы.
6. Казанцева Л. А., Саркисов О. Р., Любарский Е. Л. Основы экологического права. Курс лекций. – Москва – Берлин, 2017, с.108.
7. Утверждена приказом Министра охраны окружающей среды от 28 июня 2007 года №204-п.
8. Там же, п.2, пп.5, 3).
9. Утверждена приказом Министра охраны окружающей среды от 28 февраля 2004 года №68-п, п.3, пп.5, 2).
10. Утверждена Министром экологии и биоресурсов 21 февраля 1997 года, п.8.3.
11. ТЭО строительства горнолыжного курорта «Кокжайлау». Том 3, книга 1, раздел 25. Предварительная оценка воздействия на окружающую среду. Горный курорт «Кокжайлау». Алматы – 2018, сс.74-75.

 

Смотрите также:

«Зеленое спасение» о нарушении норм Орхусской конвенции

Иски за 2016 год (Дело о предоставлении Комитетом лесного хозяйства и животного мира недостоверной экологической информации о строительстве канатной дороги на территории национального парка)

Цементная демократия, или История КСМК-3

Если нет воздуха, дышите цементной пылью!

 

Подписаться на новости сайта: